Органы ГЖН, проверяя деятельность организаций, управляющих многоквартирными домами, при выявлении нарушений привлекают УО и их руководителей к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. Читайте об отрицательной для УО судебной практике по делам об оспаривании штрафов по этой статье.

Почти все нарушения УО трактуются как нарушение лицензионных требований

После введения лицензирования управляющих домом организаций надзорные органы, выявляя нарушения в работе УО, начали всё чаще привлекать УО к административной ответственности не по ст. 7.22 КоАП РФ – за нарушения правил содержанию и ремонта жилых домов/помещений, а за нарушения лицензионных требований по управлению МКД – ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

Согласно ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, за ненадлежащее исполнение УО своих обязанностей предусмотрены:

  • штраф в 250 000 – 300 000 рублей для юридических лиц и ИП;
  • штраф в 50 000 – 100 000 рублей для должностных лиц;
  • дисквалификация сроком до трёх лет для ИП и должностных лиц УО.

Управляющие организации, получив наказание по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, нередко стараются оспорить такое решение органа ГЖН и судебных инстанций. Рассмотрим несколько случаев, когда УО не смогли доказать в суде неправомерность действий Госжилинспекции и незаконность выданных предписаний.

УО ошибочно определяют срок давности привлечения к ответственности

Чаще всего УО привлекаются к ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ за ненадлежащее содержание общего имущества собственников в многоквартирных домах: подъездов, крыш, внутридомового оборудования, дворовой территории, конструктивных элементов.

Так, управляющая организация из Беломорского района Карелии обратилась в Верховный суд РК, чтобы оспорить штраф в 125 000 рублей за административное правонарушение и решения двух предыдущих судов.

УО пыталась доказать, что на момент суда истёк срок привлечения УО к административной ответственности. Выявленные проверкой нарушения не были включены в план мероприятий по ремонту общего имущества многоквартирного жилого дома, поэтому, по мнению УО, наказывать за них нельзя.

При этом орган ГЖН в акте ссылается на нарушения постановления Госстроя РФ № 170, которые не являются лицензионными требованиями и носят рекомендательный характер.

ВС Карелии не согласился с этими замечаниями УО, отметив, что постановление № 170 определяет правила по эксплуатации объектов ЖКХ, обеспечению сохранности и содержанию жилфонда, технической инвентаризации и являются обязательными для исполнения. А отсутствие в плане ремонта повреждённых элементов дома не освобождает УО от административной ответственности за их состояние.

Постановление о привлечении организации к административной ответственности было вынесено до истечения срока давности в три месяца. То, что к моменту рассмотрения жалобы на это постановление, срок давности истёк, не влияет на законность и обоснованность документа. Решения органа ГЖН и предыдущих судов были оставлены в силе, а жалоба УО – отклонена.

УО неправильно трактуют нормы о территориальной подсудности

В Калининградской области управляющая организация, в лицензии которой находился жилой фонд Вооружённых сил РФ, попыталась оспорить протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. Компания сослалась на истечение срока привлечения её к ответственности и нарушение правил территориальной подсудности.

Суд отверг оба довода. Дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения, а не по месту регистрации привлекаемого к ответственности юридического лица (ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ).

Решение о привлечении УО к административной ответственности, которое принял мировой судья, вынесено в пределах срока давности, поскольку этот срок начинается в день выявления нарушения. Таким днём в данном споре суд считал дату проведения проверки многоквартирных домов органом ГЖН и военной прокуратурой. До момента вынесения решения мировым судьёй прошло всего два месяца.

Устранение нарушений после проверки не освобождает УО от административной ответственности

Одна из управляющих организаций Тольятти подала в областной суд жалобу на постановление органа ГЖН и решения нижестоящих судов о привлечении её к административной ответственности по ч.2 ст. 14.1.3 КоАП РФ. УО попыталась доказать, что протокол о нарушении составлен с существенными нарушениями, поскольку в нём неверно указаны реквизиты организации.

Также УО апеллировала к тому, что работы по ремонту общего имущества дома не были согласованы на ОСС из-за отсутствия кворума, а нарушения, выявленные в ходе проверки органа ГЖН, были устранены в кратчайшие сроки.

Судья отметил, что представленные фотоматериалы и акт проверки – достаточные доказательства совершения УО нарушения, по которому она была привлечена к административной ответственности. Организация имела все возможности устранить их до проверки, но не сделала, поэтому суды правомерно признали УО виновной в совершении нарушения.

УО не смогла представить доказательств, что приняла все возможные меры для надлежащего содержания общего имущества собственников, поэтому отсутствие решения ОСС о ремонте общего имущества правомерно не было принято судами во внимание. То, что УО устранила нарушения после проверки, доказывает, что она имела все возможности для надлежащего выполнения своих обязательств по договору управления и ранее.

Ошибки в документах органа ГЖН при этом признаны техническими и несущественными: они и не могут считаться основанием для освобождения УО от административной ответственности.

УО неверно определяют состав общего имущества собственников

Одна из управляющих организаций города Кургана не согласилась с решением мирового судьи о привлечении её к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ за ненадлежащее содержание общедомового прибора учёта.

Представитель УО в суде настаивал на том, что в деле отсутствует состав правонарушения: ненадлежащее содержание ОДПУ не является нарушением лицензионных требований и ответственность за это предусмотрена ч. 4 ст. 9.16 КоАП РФ.

Судья напомнил истцу, что УО отвечает за надлежащее содержание общего имущества собственников в многоквартирном доме, а ОДПУ входит в состав общего имущества. Согласно пп. «к» п. 18 ПП РФ № 491, работы по содержанию и ремонту, которые должна выполнять по договору управления управляющая домом организация, включают в себя проверку исправности, работоспособности, регулировку и техническое обслуживание общедомовых приборов учёта.

Поэтому суд признал, что действия УО и её должностного лица правильно квалифицированы как правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

УО не относят к лицензионным требованиям правильность введения ограничения должникам

Ещё одна управляющая организация, только из Мурома, попыталась через суд изменить статью КоАП РФ, по которой её привлекли к ответственности за нарушения при выполнении обязанностей по управлению многоквартирным домом.

В ходе проверки орган ГЖН установил, что УО без оснований ограничила подачу электроэнергии в квартиру собственника. Был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ – за нарушение лицензионных требований.

Управляющая организация не согласилась с таким решением надзорного ведомства и в суде настаивала на том, что нарушение подлежит квалификации по ст. 19.1 КоАП РФ.

Судья отметил, что к числу лицензионных требований относится соблюдение лицензиатом правил, установленных в соответствующей сфере деятельности, в том числе ПП РФ № 354, где определены основания и порядок введения ограничения потребления ресурсов в помещениях собственников (ч.1 ст. 8 № 99-ФЗ).

Поскольку в суде было доказано, что у УО не было оснований для отключения квартиры собственника от электроэнергии и она нарушила порядок уведомления потребителя о предстоящем ограничении, то лицензионные требования были нарушены. Статья КоАП РФ соответствует совершённому правонарушению.

УО не считают долги перед РСО нарушением лицензионных требований

Отдельно остановимся на судебном споре одной из управляющих организаций Москвы с ГЖИ и мировым судьёй, который признал УО виновной в нарушении лицензионных требований в связи с её задолженностью перед РСО.

Управляющая организация пыталась обжаловать решения мирового судьи и городского районного суда, ссылалаясь на то, что задолженность перед поставщиком ресурсов не является нарушением лицензионных требований, а дело рассмотрено в судах с нарушением презумпции невиновности.

Судья, опровергая доводы УО, отметил:

  1. В п. 7 ч. 1 ст. 193 ЖК РФ установлено, что к лицензионным требованиям могут быть отнесены требования, установленные Правительством РФ.
  2. К числу лицензионных требований отнесено исполнение обязанностей по договору управления многоквартирным домом, предусмотренных ч. 2 ст. 162 ЖК РФ (пп. «б» п. 3 ПП РФ № 1110 в ред., действующей на ноябрь 2017 года).
  3. В целях реализации ст. 162 ЖК РФ принято ПП РФ № 416, согласно которому управление домом обеспечивается в том числе расчётами УО с РСО за коммунальные ресурсы.

Следовательно, управляющая организация, не оплачивая счета от поставщика коммунальных ресурсов, нарушила лицензионные требования. Следовательно, УО правомерно привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ.

Рассмотрение этого судебного спора проходило в ноябре 2017 года. В сентябре 2018 года с выходом ПП РФ № 1090 наличие признанной или подтверждённой судом задолженности УО перед ресурсоснабжающей организацией отнесено к грубым нарушением лицензионных требований. За повторное аналогичное нарушение в течение 12 месяцев УО может лишиться лицензии (ч. 5.2 ст. 198 ЖК РФ).

Блок 8 Выводы

Отрицательная судебная практика по оспариванию управляющими организациями штрафов по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ показывает, что:

  1. Практически любое нарушение, допущенное УО при управлении многоквартирным домом, может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ и заменить эту статью на другую непросто.
  2. Устранение недочётов, выявленных при проверке органа ГЖН, не освободит УО от административной ответственности за нарушение лицензионных требований. Наоборот, может стать свидетельством того, что организация и раньше имела все возможности содержать общее имущество собственников в надлежащем состоянии, но не приняла для этого исчерпывающих мер.
  3. Ошибки и опечатки в документах органа ГЖН по проверке деятельности управляющей организации не принимаются во внимание судом, поскольку не влияют на факт совершения УО правонарушения.
  4. Срок привлечения УО к ответственности в три месяца исчисляется с момента выявления нарушения. Оспаривание предписаний и протоколов об административном правонарушении может происходить и после истечения срока давности.

Надеемся, что представленные дела помогут вам избежать ошибок при управлении многоквартирными домами, а при необходимости – правильно построить защиту в суде.